Недавно я осознал очень важную для писателя вещь. Понял такой нюанс, не учтя который вряд ли можно получить предложение от издательства. Он вроде как лежал на поверхности, но… Раскрою вам небольшой секрет (или даже не секрет?). Когда редактор издательства смотрит твой текст, он читает лишь первую страницу. Не заинтересовал – до свидания. Неважно, какими достоинствами обладает твоя книга и т.д. Главное – это первая страница. К сожалению, таковы реалии. Эх, знал бы я об этом раньше..
Поэтому, писатель должен, просто обязан интриговать читателя с самых первых строк. Это как визитная карточка всего произведения, от которого будет зависеть, понравится ли книга человеку или нет. Начало моей книги “На разных берегах” вышло затянутым, планомерным. Но переписывать его уже не стану. Вместо этого я написал пролог. Короткий, живой, интригующий. Оцените.

На разных берегах. Книга I.

Пролог

За ним наблюдали. Трейл не знал, как смог бы объяснить это тревожное чувство, пришедшее с полуденным солнцем, другому человеку. Но он был готов поклясться своими могучими предками, что прямо сейчас чей-то взгляд упрямо скользил по его худощавой спине. Некто следил за ним и следил уже давно. Это будоражило и ужасно мешало Трейлу рыбачить. Он то и дело косился на свой топор, лежавший неподалеку, а удилище в его руках дергалось от каждого шороха, распугивая готовую попасться на крючок добычу.

Вдруг, совсем рядом с мужчиной, раздался всплеск. Трейл подскочил, чуть не выронив свой инструмент, и, не выдержав, в очередной раз обернулся.

Никого. Песчаный берег озера, усеянный шишками, сосновыми иглами и старыми ветками. Островки поросших травой кочек. Темно-зеленая высокая изгородь хвойного леса. Мутная, непроглядная пелена серых облаков, знакомая каждому жителю Эргунсвальда с детства, дополняла привычный северный пейзаж.

«Всего лишь рыба», — угрюмо заключил Трейл, увидев, как уходит под воду серебристый плавник.

Поправив капюшон, он вернулся к своему занятию. Однако неприятное ощущение, что за ним следят, никуда не исчезло, раздражая и одновременно вызывая злость. Уроженец Фолрика, определенно, не был трусом. Несмотря на печальный исход последней войны с Империей, он вернулся домой с трофеями и парой новых шрамов. К счастью для Трейла и к фатальному невезению для живущих на другой стороне пролива, северянин был воином, никогда не упускавшим возможность отточить свое мастерство.

Нет, Трейл не боялся того, кто наблюдал за ним, но предпочитал знать врага в лицо. К тому же один, на краю древнего озера, томимый неизвестностью, он чувствовал себя очень уязвимым. А по сугубо личному мнению Трейла, хуже этого в мире была лишь одна вещь: невозможность найти с утра кружку эля после знатного застолья.

«Ну и кто же ты? Отшельник? Случайный путник? Разбойник? — гадал рыбак, стараясь не замечать надоедливого писка мошкары вокруг. — Если хочешь меня убить, то я сейчас отличная мишень. Спустил бы тетиву и отправил меня к предкам. Или ждешь, пока я наловлю рыбки на ужин? Что ж, хитро. А может быть, у тебя нет лука и ты планируешь подкрасться сзади и всадить кинжал в спину? Нет, брат, так не получится. Не успеешь. Я ведь всегда держу ухо востро. Потому и жив до сих пор».

Трейл почувствовал клев и аккуратно, но резко поднял удилище. Блестящая чешуя воспарила над водной гладью, и грубое лицо Трейла озарилось победной улыбкой. Но в то мгновение, когда он уже потянулся за уловом, добыча неожиданно сорвалась и плюхнулась обратно в озеро.

— Да чтоб тебя! — пробурчал рыболов-неудачник и крепко выругался.

Заменив наживку, он вновь забросил удочку и принялся терпеливо ждать. За ним по-прежнему наблюдали со стороны леса.

«Может быть, ты из диких племен? — продолжил размышления Трейл и тут же почувствовал, как на эту мысль отозвалось тело: мышцы напряглись, а спину и лоб покрыла легкая испарина. — Навряд ли, — поспешил успокоить себя рыбак. — Поганые вшивые псы всегда нападают стаей… И не берут пленных, — данное воспоминание застало Трейла врасплох. Холодный страх сумел-таки просочиться к нему за шиворот и вынудил бросить взгляд через плечо.

Никого. Лишь ветер играл верхушками деревьев, с ленивым скрипом качая их из стороны в сторону.

Трейл хлопнул себя по лицу, отгоняя рой назойливых комаров. Сплюнул, поскольку одно из насекомых попало в рот.

«Что со мной творится? Ясные Берега — одно из самых спокойных мест на всем Севере. Волки давно обходят эти озера, а дикарей тут никогда и не видали. Я, да и многие другие всю жизнь рыбачили здесь, и ничего плохого не случалось. Малая Красавица так вообще кормит весь Фолрик, — успокаивал себя Трейл. — Эх, наверное, старею, потому и чудится всякое. В следующий раз возьму с собой кого-нибудь из сыновей», — последняя мысль помогла мужчине побороть волнение.

Он поймал трех увесистых карасей, и его окатила мягкая волна блаженного покоя. Настроение Трейла заиграло новыми красками. Он любил состояние безмятежной уединенности, которым щедро одаривала его рыбалка. На берегу с чистой, прозрачной, как лед, водой, под редкое кряканье диких уток и тихий шелест камышей Трейл мог расслабиться и сбросить груз пережитого. Здесь, вдали от людей, он наконец-то забывал о пронзительных криках. Криках, которые преследовали его с последней войны. Надрывных криках плачущих детей, замолкавших лишь с ударами его топора…

«Да, были времена…» — воин закрыл глаза и выбросил из головы кровавые воспоминания. Сказать по правде, Трейл стыдился их и никому не рассказывал о том, что произошло в деревеньке близ имперской крепости. О тех событиях знал лишь его брат Сорги, который, в отличие от Трейла, никогда не терзал себя подобными сожалениями. Но Сорги уже давно не было в живых, и уроженец Фолрика мог не сомневаться в том, что до самого погребального костра темные секреты останутся при нем…

Отдых северянина продлился недолго. Трейл снова, еще сильнее, чем раньше, ощутил на себе чей-то пристальный взгляд. Позади него, шумно хлопая крыльями, взлетели птицы — что-то спугнуло их. Он услышал, как хрустнула ветка. Несомненно, кто-то шел к нему. Нос Трейла уловил странный, неприятный, но будто бы знакомый запах. Кажется, так пахли северные волкодавы.

Сердце заколотилось, виски запульсировали, а ладони вмиг вспотели. Трейл бросил удочку и упал набок. Схватив топор, он сделал ловкий перекат и тут же встал на ноги, инстинктивно заняв боевую стойку.

Но от увиденного северянин обомлел. Непередаваемый, животный ужас пронзил все его тело. Глаз дернулся, задрожали губы. Руки предательски онемели. Непослушные от леденящего страха пальцы выронили топор. Впрочем, это уже было не важно. Трейл не владел собой, и оружие не смогло бы помочь бедняге. К такой битве северянин был не готов. Вряд ли бы кто-то вообще мог на равных сражаться с тем, кто сейчас, грозно рыча, убийственно клацая острыми зубами, стремительно несся на Трейла.

Понимая, что обречен, дрожащий рыбак начал пятиться. Но грозное существо, от вида которого Трейл начал терять рассудок, приближалось неумолимо быстро.

Желто-красные, болезненно-злые глаза и смердящая пасть — последнее, что увидел рыбак из Фолрика. Перед смертью в его голове пронеслась мысль: «Так значит, они существуют…»

 

PHP Code Snippets Powered By : XYZScripts.com